А как же полученный опыт прошлого, он ведь складывался не только из негатива?

Прошлое необходимо от себя отпустить. Жить следует здесь и сейчас.

Выходит, следуя этой формуле, идеальное здоровье в принципе доступно каждому? Вы разделяете точку зрения болгарского врачевателя Петра Донова о том, что “неизлечимых болезней нет, есть неизлечимые люди”?

Я бы сказал не люди, а тела, которые, как известно опять же из Библии есть Храмы душ наших и если своевременно не заботиться о Храме, он разрушается. А “разрушивший Храм должен быть наказан”.

И последний вопрос. Допустим с первой частью извечного вопроса “Что делать?” – более или менее ясно. Совершить преображение в нового человека. Осталось узнать – “С чего начать?”

С Выбора. Опять же с выбора Своего Пути. Его нужно принять, решиться на него. А уж потом останется “самая малость”: ни разу не предать.

Вопросы задавала Роза Видельгауз.

В.Л. Кулиниченко
Кандидат философских наук, доцент,
Президент Украинской ассоциации по
Биоэтике, зав. Кафедрой гуманитарных дисциплин
Киевской медицинской академии
Последипломного образования
Им. П.Л. Щупика

ВЫСТУПЛЕНИЕ
На 3-ей международной научной конференции
“Вопросы Валеологии и Эниовалеологии”
Севастополь, 22-25 сентября 2000 года.

(стенограмма)

Уважаемый президиум! Дамы и Господа! Коллеги, друзья! Я рад снова приехать на вашу прекрасную землю, я счастлив увидеть вас снова, ваши глаза и лица! Я очень благодарен организаторам за то, что они предоставили мне возможность выступить на вашей конференции.

Передо мной стоит очень сложная дилемма – о чем говорить, и как это сделать. Предыдущие выступающие докладчики лишили меня возможности произнести тот текст, который я написал. Потому что после того, что они говорили я не могу читать то, что я написал, поэтому я буду говорить, то, о чем я сейчас думаю. Разрешите мне прервать такой спокойный и академический ход нашей конференции и внести в нее некоторую струю задора, жизни, стихии… И вот я попытаюсь сформулировать некоторые мысли, ощущения, которые сейчас у меня возникли, а Василий Павлович их уже оформит до уровня мудрости.

Итак, первое, о чем бы я хотел сказать. Я очень уважаю вашу школу. Я даже могу использовать более глубокий термин, я даже в какой-то степени преклоняюсь за то, что вы развиваетесь, причем развиваетесь очень быстро. И это вселяет определенные надежды. Я не делаю необходимых поклонов, которые следовало бы делать в данном случае, а говорю то, что я думаю. И если вы посмотрите на программу конференции, если вы посмотрите на уровень тех материалов, которые опубликованы, а я сейчас лихорадочно пытался услышать своих друзей и прочитать хотя бы то, что там написано, то вы увидите, насколько вы выросли, насколько мы все выросли.



Во-вторых, сформировались традиции. А если есть традиции, то есть будущее, потому что без традиций будущего не бывает. можно на большом эмоциональном подъеме совершить очень большое действие. Но на жизнь эмоционального подъема не хватает, на жизнь нужна установка, на путь нужна установка. И эта установка возникает в ходе реализации определенных традиций.

И одна из прекрасных традиций, которая меня восхищает – это традиция издания материалов. И я хотел бы еще раз, будучи настойчивым, традиционно в этом поблагодарить организаторов и тех людей, которые сделали две прекрасные книжки. Особенно я восхищен книгой “наука и здоровье”, но не потому, что я там соавтор, а потому, что с моей точки зрения ничего подобного в нашем культурном пространстве еще не было. Эта книга – более или менее синтетическое, интегративное воплощение тех идей, которые имеются в современной валеологии и самых разных ее направлений. Я не верил, что это можно сделать именно так. А главное, я не верил, когда 16 августа я переслал сюда, в Севастополь свои материалы, а сегодня я эту книгу держу в руках. Моя большая благодарность и моя глубокая признательность организаторам, редактору и всем тем, кто принимал участие в создании этой книги. Мы ее теперь можем почитать и обменяться таким образом своими мнениями о валеологии, о школе и о других аспектах. Спасибо вам большое!

О некоторых других моментах, которые имеют непосредственное отношение ко всему тому, что здесь происходит. Я не знаю как начать, но меня очень беспокоят отношения валеологии и религии, и отношение религии к валеологии. Причем и отношение официальной религии и религиозных деятелей, и то, как эти отношения реализуются в нынешней нашей жизни.



То, чем мы занимаемся не оставляет безразличными тех людей, которым наши знания и наша деятельность предназначены. И поэтому церковь выражает свое определенное отношение к нашей деятельности. Меня беспокоит развитие этих отношений. В частности меня беспокоит то, что на состоявшейся весной конференции всех религиозных конфессий Украины валеология была предана анафеме. И , скажем, то, что мы заверяем религиозных деятелей и церковь в своей толерантности или в своем христианском отношении к ценностям человеческим и религиозным, этого еще мало. Нужен диалог, нужна определенная встреча, нужны усилия каждого из нас присутствующих здесь и работающих в валеологии. Не нужно занимать позицию, которая, скажем, нам позволяла бы отмести эту точку зрения церкви как точку зрения старую,. Консервативную и ненужную. Не нужно занимать позицию такую, будто мы представители самого передового отряда какого-то, который работает на передовых рубежах, куда церковь еще не дошла, и еще чего-то не понимает. Не нужно этого делать по той простой причине, что за христианством стоит двухтысячелетняя история работы с душой. И если мы, сегодня говоря о душе, мы можем говорить о психике, то это не значит, что душа перестала существовать. Это один из аспектов изучения души. Поэтому ряд упреков, которые нам предъявляет церковь, они имеют право на существование, и, во всяком случае, они должны быть обговорены, они должны быть взаимно обговорены. И поэтому единственным способом решения этих проблем является не замалчивание, или признание их устаревшими, а диалог. И поэтому я призываю участников нынешней конференции к диалогу с религией, с церковными деятелями и диалогу с верующими людьми. Потому что опыт духовной работы, который накопила церковь, и в частности христианство, за свою двухтысячелетнюю историю – это большой, огромный опыт, он позволил человеку стать человеком, и так просто его отрицать нельзя.

Со своей стороны я предпринимаю необходимые с моей точки зрения усилия для этого. Непосредственно перед этой конференцией я встречался с Патриархом Филаретом, Патриархом Украинской православной церкви, Киевского патриархата. Я знаю, что эта церковь не имеет большого количества сторонников и последователей на вашей Крымской земле, как впрочем, и в целом ряде регионов Украины. Но я хотел бы сказать вам сегодня, дорогие друзья, что это единственная церковь, которая на этом Всеукраинском совещании религиозных конфессий заявила о толерантности к валеологии. Патриарх Филарет в беседе со мной эту точку зрения сформулировал так: “Мы зарезервировали свое отношение к валеологии. Мы не поддерживаем ее развитие, но мы и не мешаем ей развиваться. Это наша позиция.” повторяю, это единственная религиозная конфессия Украины, которая заняла, я бы так сказал, здравую позицию. Потому что, к сожалению, Русская православная церковь заняла чрезвычайно жесткую позицию. И, к сожалению все церкви западной ориентации – и в первую очередь протестанты, евангелисты, - эту позицию сделали еще более жесткой. Более того, так как у них есть деньги, они эту позицию претворяют в жизнь.

Это первое, что я хотел бы сказать. Я призываю вас к диалогу, и, скажем, этот диалог – знамение времени по той простой причине, что мы должны объединить наши знания, наши усилия в едином акте сотворчества с теми людьми, которые занимаются теми же проблемами, исходя из других мировоззренческих позиций. Это знамение времени, то, что Патриарх Филарет принимает меня, - бывшего атеиста, человека нерелигиозного, не ходящего в церковь и не целующего руки, и не выполняющего церковных обрядов. Принимает, и дает ему благословение на дальнейшую работу. И поэтому я хотел бы, что бы это благословение распространялось и на вас, и вы знали бы о том, что то, что мы делаем – есть часть большой духовной работы.

Второе обстоятельство, о котором бы я хотел говорить сегодня. Это этические аспекты валеологической работы. Настало время о них не просто говорить, а сделать эти этические аспекты частью нашей работы. Что я имею в виду? Деятельность каждого человека регулируется некоторыми принципами, которые должны быть определенным образом сформулированы. Любая профессиональная деятельность имеет систему таких этических принципов, которые эту деятельность формулируют. Эта система этических принципов получила название “профессиональная этика”. И вот, пользуясь этим представительным собранием, пользуясь присутствием всех вас, я обращаюсь к Василию Павловичу, как председателю нашей конференции. Так уж случилось, что сведения, которые мы закладываем в решения, потом находят свое воплощение. Василий Павлович! Назрела пора поговорить об этике валеологической работы вообще. Назрела пора не просто о ней поговорить, а создать этику профессиональной работы, и в частности , этику работы профессионала – валеолога, человека, который использует определенные валеологические технологии.


a-prisedanie-v-zhim-lezha-na-skame-s-tyaga-d-summa.html
a-profilaktika-do-rozhdeniya-rebenka.html
    PR.RU™